До нового сезона генеральный директор клуба Шамиль Газизов и главный тренер команды Доменико Тедеско повстречались на «Открытие Арене» с журналистами ведущих изданий.

Стопроцентное взаимопонимание

Шамиль Газизов: — Я пришел в «Спартак» не так давно. Осматриваюсь, пробую вдуматься во все процессы. Мне очень любопытно работать в таком большенном клубе. Есть вещи, которые нравятся — работа выстроена роскошно. А есть моменты, где просто необходимо резвее принимать решения. Самое главное — это то, что мы с Доменико Тедеско находимся в одной команде. У нас с ним стопроцентное взаимопонимание. Вижу, как мы будем двигаться далее. Уверен и знаю, что в этом году команда будет биться за титул. У нас одна задачка, других целей в «Спартаке» быть не может. А о тактических моментах уже скажет Доменико.

Доменико Тедеско: — Сначала, мы рады, что прошедший сезон завершился. Он получился долгим и тяжелым. Сейчас все начинается с нуля. Естественно, лучше, когда пауза меж чемпионатами составляет три-четыре недели. Ребята могут куда-то съездить, побыть дольше с семьями. А потом, возвратившись, начать сборы, предвкушать начало нового чемпионата. Но у нас было всего 13-14 дней. Считаю, мы постарались сделать все вероятное. Дали игрокам некоторое количество дней отдохнуть, отключиться от футбола. Чтоб, возвратившись и включившись в работу, они ощутили, что находятся на пороге новейшей эпохи.

В составе произошли конфигурации. К нам присоединились Кокорин и Урунов. Мы прошли испытания, потренировались некоторое количество дней. Вчера на занятии было 25 игроков. Потому мы приняли решение 2-ух юных игроков выслать в «Спартак-2» — Бакалюка и Шильцова. Они должны играть, а здесь конкурентность очень высока. Не считая того, посодействуют 2-ой команде. Я всегда гласил, что для работы базы нам необходимо 20-21 человек, чтоб уделять внимание деталям. С нетерпением ждем первой игры сезона — с «Сочи» — уже в это воскресенье.

— Вопрос Шамилю Камиловичу. Вы сказали, что цель «Спартака» — биться за титул. Для вас не кажется, что мало заблаговременно декларировать такую задачку? Все-же последний сезон вышел, прямо скажем, плохим. Не думаете? что вы этими словами сами себя загоняете в непростое положение?

Газизов: — Во-1-х, я ничего не боюсь. И «Спартак» ничего не боится. Других целей, как борьба за титул, у «Спартака» быть не может. Я понимаю, что есть определенные вещи, связанные с осторожностью. Но я верю в команду. Вижу, что главный тренер и игроки работают верно. Единственное — нам нужно добавить немножко красок, и мы готовы брать эту верхушку. Если бы я в этом не был уверен, то этого не говорил бы. Скажу для вас больше. «Спартаку» должна посодействовать его величавая история, его традиции и, естественно, все болельщики. Если мы все будем веровать в эту идею, то всего добьемся. Уверен, что Доменико задумывается точно так же.

— А если «Спартак» не возьмет титул?

— Давайте так. Если мы будем веровать в высокую цель, мы ее добьемся. Для чего мыслить о том: а вдруг не получится? Я не хочу даже это дискуссировать. Начинается новый чемпионат. Задача — титул.

— Один либо два?

— Задача — титул.

Бак, что было сейчас?

— У вас в контракте прописано, сколько титулов должен при вас захватить «Спартак»?

— Нет. Я обслуживающий персонал команды. Мы обязаны отлично и честно работать. Если кто-то желает подвергнуть сомнению мою уверенность, то ни у кого это не получится.

— Вы сказали, что идиентично думаете с Тедеско и одинаково смотрите на все процессы. Поясните, пожалуйста.

— Есть главные вещи, которые двигают футбол вперед. И вот по ним мы с Доменико полностью идентичны.

— Но у вас могут появляться споры?

— Как и у всех обыденных людей. Это нормально.

— Можете конкретизировать, в чем ваши позиции сходятся?

— Нет. По другому другие станут чемпионами. А я этого не хочу. Если я раскрою все секреты, что мы потом тогда будем делать с Доменико? (улыбается).

— Вопрос Тедеско. Мы знаем, что весной Бакаев переболел коронавирусом. В итоге у него сезон разделился на две части. После рестарта полузащитник сдал — и визуально, и по статистическим показателям. Вы заметили эти перемены? Что с ним происходит?

Тедеско: — Да, вы правы. Мы с игроками говорим о таких вещах. Всегда необходимо быть с ними добросовестными. Если это Бакаев, я прямо скажу ему (перебегает на русский): «Бак, что это было сейчас?» Непременно, он очень принципиальный игрок «Спартака». Я не знаю, сколько очков он принес нашей команде в прошлом сезоне. 15, 16, 17. Он забивал, отдавал действенные передачи. В частности, в домашней игре с Самарой, когда он отдал пас Понсе. Забил «Динамо», ЦСКА.

После зимних сборов Зелимхан находился в очень неплохой форме. Потом появилась пауза в связи с пандемией, он заболел. И потом он уже не мог демонстрировать весь потенциал. При всем этом оставался для нас очень принципиальным футболистом.

Но даже при 85-процентной готовности Бакаев может принести пользу команде. Дело в том, что мы всегда ожидаем от него больше, чем от остальных, так как он уже высоко задрал планку. По ней мы его и равняем. Но никто не может всегда играть на пределе собственных способностей. А он постоянно желает демонстрировать собственный максимум. Мне ему даже приходиться гласить (вновь перебегает на русский): «Чуть-чуть спокойнее». Советую ему получать наслаждение от игры, быть более раскованным. Он еще молод. Наберется опыта и будет играть проще. Допустим, когда получаешь мяч и у тебя есть силы, ты пойдешь в обыгрыш. Если сил нет, но есть опыт, ты просто отдашь передачу и побежишь далее. Но если человек был болен, ему требуется время и игры, чтоб возвратить кондиции. Мы стараемся посодействовать ему играть незначительно по-другому. Если ты на 5-й минутке получаешь желтоватую, то потом за счет опыта уже укрываешь мяч корпусом и не фолишь.

На данный момент по тренировкам видно, что Бак ворачивается. Медлительно, но возвращается.

— Позвольте уточнить. Были ли у Бакаева конфигурации в физических показателях? Он, к примеру, подольше восстанавливается?

— Конечно, мы тестируем игроков. После зимних сборов физические характеристики были просто хорошие. А после паузы мы потеряли 15-20 процентов в уровне готовности. И это касается не только Бакаева, а, наверняка, 70 процентов нашего состава. И это понятно. Ты можешь много усиленно трениться. Но когда на долгое время остаешься без официальных матчей, то теряешь в эффективности.

Я молод и голоден до побед

— Насколько реально «Спартаку» захватить чемпионский титул в предстоящем сезоне?

— Ситуация такая, что «Спартак» — большая команда. С великой историей, с традициями, с армией болельщиками. Понятно, что нельзя быть удовлетворенными плодами прошедшего сезона. Для «Спартака» нормально ставить впереди себя высочайшие цели. И я буду делать все, чтоб их достичь.

— Ваши личные воспоминания от прошедшего сезона?

— Мы не смогли выполнить цель на сезон. Вначале перед командой стояла задачка попасть в еврокубки. Но когда я возглавил «Спартак», таковой цели уже не было. Когда команда идет на 12-м месте, а до попадания в пятерку 15 очков, то нельзя гласить о еврокубках. Можно попробовать, что мы и сделали. Прошли в полуфинал Кубка, в чемпионате не хватило 2-ух очков до Лиги Европы. Но я буду добросовестным: лицезрел игры, молоденькую команду, положение в турнирной таблице и понимал, что серьезно ставить цель попадания в еврокубки уже нельзя. Беспристрастно. Я мог бы соврать, заявить в прошлом октябре, что наша цель — титул. Но это было бы плохо для грядущего. Как гласит Шамиль, мы должны быть добросовестными.

Сейчас новый сезон, мы его начинаем с нуля. Желаем захватить определенные позиции, и я здесь точно с такой же целью. Я молод и голоден до побед. В «Шальке» до моего прихода команда заняла десятое место, а потом мы стали вторыми, уступив только «Баварии». Знаю, чтоб достигнуть такового прогресса, необходимо почти все сделать. И получить мало удачи — кое-где заработать пенальти, выиграть тяжелый матч. Две-три победы — они окрыляют, дают уверенность, команда расправляет плечи. Кое-где фарт с желтыми и красными карточками. Моя задачка? Мы стараемся выстроить команду. Многие молвят о качестве игры. Но для меня также принципиально, чтоб у футболистов был верный образ мыслей. Коллектив должен быть «чистым». Объясню, что я имею в виду: если у тебя в команде будет 5 Кокориных — это «негигиенично». Так как на две-три-четыре позиции будет претендовать 5 игроков. Всегда кто-то будет недоволен. Когда ты выигрываешь, это одно, а когда ты не побеждаешь — нужна не плохая атмосфера в команде. У нас на данный момент есть эта атмосфера, и есть эта гигиена. Если поглядеть по позициям, у нас Айртон и Голосов на одной позиции. В центре — Джикия, Жиго, Маслов, Гапонов, Кутепов — 5 человек на три позиции. Осознаете о чем я? Мы проделали огромную работу в этом направлении и будем продолжать ее. Прошедший сезон был не только ради результатов, но для этого. Сплоченная команда — база для того, чтоб что-то добиться.

Мы много говорим с игроками, стараемся вселить в них уверенность в себя. Футбол может быть очень непростой, если гласить только о тактике. Но он может быть и простым, если есть не плохая атмосфера, все работают, бьются друг за друга. Принципиально, чтоб мы чувствовали единство. Люди на трибунах должны созидать, что мы все совместно, для нас это принципиально.

Естественно, мы анализируем каждого конкурента, но в этом сезоне мы хотим обращать больше внимания на себя. Мы не должны зацикливаться только на соперниках. Если мы хотим иметь 70% владения мячом, высадить оппонента глубоко и подавать в штрафную, так как у нас есть, к примеру, Соболев. Мы не хотим все это поменять, только так как играем, к примеру, против «Ростова», который будет нас прессинговать. Мы будем находить пути решения. Бывают ситуации, когда необходимо более серьезно учесть игру конкурента. Желаем быть более гибкими, чем в прошлом сезоне. Мы часто игрались по схеме 5-1-2-2. В конце мы меняли схему игры в центре поля. На данный момент у нас много игроков в центре, мы можем играть 4-3-3 либо 4-3-2-1 либо 4-4-2 с ромбом в середине.

Также мы хотим работать с молодыми игроками, растить их. У нас в команде есть такие игроки: Маслов, Глушенков, Гапонов, Умяров, в их же числе Понсе, Ларссон, Бакаев, Айртон.

Ломовицкий, Тимофеев, Мелкадзе, Гулиев

— В команду возвратились футболисты, которые были в арендах. Какие решения будут по ним и по Аязу Гулиеву?

Газизов: — По этим игрокам было принято решение вместе с тренерским штабом. Я говорю про Ломовицкого, Тимофеева, Мелкадзе и Гулиева. Эти игроки будут или проданы, или уйдут в аренды.

— Мирзов в этом перечне есть?

— Нет, по нему решение еще не приняли, он в команде.

— То есть Мирзов и Глушенков остаются?

— Пока в команде.

— Пока и те четверо тоже в команде…

— Пока все в команде. Все может быть, но мы говорим про ситуацию на сегодняшний денек. Что будет завтра, никто не знает.

— Ташаев в такой же ситуации, как и Мирзов?

— Мы будем всех перебирать? У кого-то на данный момент есть травмы, кое-где есть момент с нашим видением ситуации. В данный момент перечисленные мной — не помощники команде. Они — сильные игроки и могут принести пользу многим другим клубам.

— Если не получится отыскать варианты с продажей либо арендой, то будете разрывать договоры либо отправлять в «Спартак-2»?

— Они заслужили играть в высшем дивизионе, а «Спартак-2» — это ФНЛ. Если будем отдавать в аренду, то нужно находить таковой вариант, где они сумеют расти, прогрессировать, чтоб стоимость и интерес к ним увеличивались. Выслать их в «Спартак-2» — это самый обычный вариант, но нужно мыслить об игроках и о клубе, чтоб как-то возмещать вложения в этих футболистов.

— На сегодня по ним есть определенные предложения?

— Есть, мы их рассматриваем. Все отважится очень стремительно.

— Кокорин и Урунов уже в «Спартаке», сколько еще необходимо футболистов, чтоб претендовать на те титулы, о которых вы говорите? В прессе много дискуссий о том, что нужен опорный полузащитник и правый заступник…

— Не знаю ни одной команды либо тренера, которые не захотят еще усиления в каждую из линий. Мы работаем по всем фронтам. Сконцентрированы на позициях, которые, по нашему воззрению, требуют особенного внимания. Гласить о том, что мы сегодня ищем, условно, нападающего, я бы не желал. Как мы скажем определенную позицию, цены начнут расти в геометрической прогрессии. Позже очень тяжело в переговорах.

Когда «Спартак» запрашивает игрока, которого он хочет, рынок уходит на второй план. А я приверженец рынка. Чтоб цены на трансферы были рыночными и исходили из наших способностей. Необходимо сбалансировать то, что происходит в этих процессах.

— Это может быть, когда мы говорим о российских топ-клубах? Все понимают, что у «Спартака», ЦСКА, «Зенита» средств больше…

— Есть вещи, которые необходимо делать. Они нередко наращивают время переговоров, но уменьшают цена. Этим я и занимаюсь.

Средний возраст чемпионских команд — 30-31 год. У нас — 22

— А если без позиций? Сколько еще футболистов необходимо «Спартаку»?

— Спросите у Доменико, он ответит.

Тедеско: — Независимо от борьбы за титул, я верю в эту команду. Гласил это еще в прошлом сезоне. Нам необходимо время. На данный момент мы сделали очередной шаг вперед, у нас появился опыт. Я соврал бы, если бы произнес, что нам необходимо еще много игроков. Если можно что-то усилить, если есть игрок с хорошими свойствами, если он может придти к нам, то в этой ситуации хоть какой клуб будет держать уши востро, чтоб заполучить высококачественного футболиста. Но сейчас не та ситуация, что мы должны кого-либо подписывать. Согласен, в прошлом сезоне были матчи, в которых мы играли не так отлично: пара — тройка, но были и хорошие игры. При неплохой игре мы не всегда выигрывали, но и откровенных провалов было не так много. Если что-то может быть сделать лучше, то, естественно, я не скажу: «нет, я не хочу усиливать команду». Но я и не могу сказать, что нам кровь из носу необходимы на данный момент четыре-пять новых футболистов.

— Вам не кажется, что в группе атаки не хватает легионера высочайшего уровня с менталитетом фаворита, который мог бы посодействовать юным футболистам прогрессировать и принести итог? В чемпионских командах «Зенита» и «Локомотива» такие игроки имели определяющую роль…

Газизов: — Скажу свое мировоззрение по поводу вашего выражения. Считаю, что в чемпионских командах РПЛ последних лет главные люди были не из атакующий полосы, просто им досталась вся слава. Не буду гласить более непосредственно.

Тедеско: — Думаю, что в России играют очень отличные футболисты с характером и отличным мышлением. Потому не думайте всегда только об иностранцах. Я и сам приехал из другой страны, но могу честно сказать, что в России хорошие игроки: Кокорин, Джикия. Я в них верю.

А по поводу чемпионских команд в других странах: Германии, Великобритании, Франции, исходя из моего анализа, у них есть одна общая вещь — их средний возраст равен 30-31 году. У «Зенита» такая же ситуация. Думаю, что это принципиальный момент. А у нас средний возраст команды 22 года, а иногда даже 21,4. Если всех стариков выпустим на поле, то 23. В такой ситуации нельзя гласить об опыте. Мы знаем об этом. С приходом Кокорина возраст команды станет примерно 24,5. Кто знает, может быть этого будет довольно, чтоб достигнуть наших целей: быть третьими, вторыми либо даже выше. Это принципиальный момент. Дело не в иностранцах, а в опыте. На данный момент мы сделали шаг вперед в этом плане.

— Не угрожают ли «Спартаку» задачи с финансовым фейр-плей из-за подписания Кокорина?

— Нет, мы контролируем эту ситуацию.

— Болельщики не понимают, как использовать Урунова. На какой позиции вы его видите?

— Мы подписали договор с молодым игроком. Он был болен коронавирусом, последние три недели он не тренировался. На данный момент нам необходимо изучить его, а ему необходимо изучить команду. Сначала, желаю поберечь этого игрока, защитить его. Он молод и пришел в большой клуб после заболевания. Ему необходимо дать время. Мы уже спланировали его физподготовку. Отличные игроки могут играть на нескольких позициях, а он хороший игрок.

Урунов очень одарен и молод. Он сам должен работать, но и мы должны работать с ним. Тогда он сможет играть и восьмерку при нашей схеме, и второго нападающего, и крайнего заступника, может быть, центрального защитника — он мощный. Для неплохого игрока всегда найдется место. Это работа тренера. Если он входит в 11 наилучших игроков, то это моя забота — отыскать ему место в составе. Время есть, никто никого не торопит.

Джентельменское соглашение по Урунову

— Шамиль Камилович, до перехода Остона вы заявили: «У меня есть несколько предложений по Урунову». Как это осознать?

— А что я сказал не так? У меня есть. Я — генеральный директор «Спартака». Сейчас у меня есть предложение по Урунову от зарубежных клубов, от российских клубов.

— Но тогда Урунов еще не был игроком «Спартака»?

— Когда я пришел в «Спартак», мы примерно лицезрели, кого мы ведем.

— То есть, у «Спартака» уже есть предложение по Урунову?

— Конечно.

— Люди поразмыслили, что вы себя еще не разделяете с «Уфой»…

— Давайте так, 11 июля после игры с «Ростовом» я зашел в раздевалку «Уфы», попрощался со всеми и 12-го числа стал генеральным директором «Спартака». Попрошу считать все мои слова после 12-го числа, как генерального директора этого клуба. Пусть люди задумываются, что желают. Я никому ничего не должен разъяснять. Говорю, как есть, слушайте меня.

— В «Спартаке» придется разъяснять?

— Говорю для вас, слушайте меня.

— Появилась информация, что вы покупали Урунова в «Уфу» за личные средства.

— Подошел с деньгами и кому-то отдал (смеется).

— По моей инфы, люди из РФС также владеют данными, что правами на игрока обладает 3-я сторона.

— Никто не имеет право нарушать футбольные законы. Все эти дискуссии не имеют под собой никакой земли. «Спартак» имеет полные права на Урунова. До этого все права имела «Уфа». Был прямой трансфер из «Уфы» в «Спартак».

— Люди из «Уфы» молвят, что они не имели полного воздействия на этот трансфер. Плюс было предложение от ЦСКА, которое являлось более прибыльным, чем от «Спартака». Как принималось решение по Урунову? Почему «Уфа» приняла наименее прибыльное предложение?

— 12 июля я уже провел все переговоры. У нас были договоренности по определенной стоимости. В тот момент я еще не разговаривал с тренером. Я переговорил с владельцем, произнес, что у меня есть такая договоренность, позже побеседовал с главным тренером. Получил от них добро по этой сделке.

— И потом начинает действовать джентльменское соглашение?

— Конечно, а как еще? Другого пути нет. Я ушел из клуба, где остались люди, с которыми я работал, которые обучались у меня и, может быть, станут лучше меня. Что они мне произнесут: «Извини, Шамиль, мы тебя кидаем»? В футболе не все прописано на бумаге. Я в это верю. Если мы всегда будем только бежать за деньгами, переступая договоренности, мы ничего неплохого не получим.

У нас нет игроков стартового состава

— Доменико, с приходом Кокорина вы перейдете на схему с тремя нападающих либо продолжите играть с двумя?

— Все может быть. У нас сейчас больше вариантов.

— Кокорин — игрок стартового состава либо ротации?

— У нас нет игроков стартового состава. Так гласить неприемлемо — это непочтительно по отношению ко всем остальным, унижает их. Никто не может считать себя главным и расслабляться по этой причине. Все должны обосновывать каждый денек. У нас есть много вариантов — Понсе, Соболев, Ларссон, Кокорин, Глушенков, Мирзов, Тил, Бакаев и так дальше. Единственное, что могу сказать — по первым тренировкам виден опыт футболиста. По решениям, которые он принимает, по тому, как ставит корпус. Непременно, он добавит зрелости команде, будет нам полезен.

— Вы говорили о том, что схема может быть изменена. А футболисты к этому готовы? В прошлом сезоне попытка перейти на игру с четырьмя заступниками в матче с «Ростовом» (1:4) потерпела крах.

— Почему вы помните ту игру? (Смеется.) Она не была совершенно нехороший. Да, мы крупно проиграли, делали тяжелейщие ошибки при начале атаки. 1-ые два пропущенных мяча — рождественские подарки конкуренту. «Ростов» выиграл заслуженно. Но у нас не было Жиго, Кутепов пропускал по желтым карточкам, что для нас обычно, пришлось в центр обороны переводить Воровала. Мы не просто поменяли схему, а сделали суровые корректировки. Потому ту встречу нельзя рассматривать, как пример перехода на новую схему. Если я так буду мыслить, то никогда не поменяю стратегию. На самом деле не вижу заморочек перейти на игру в четыре заступника. Нам принципиально действовать резвее. В конце концов не все упирается в схемы. Скажем, на данный момент мы выходим с пятью игроками в обороне, но Айртон может уйти в атаку, центральные заступники смещаются левее, вот уже и получается игра в четыре заступника. Если желаем в центре использовать четверых — Воровала, Зобнина, Бакаева и Кокорина, означает, нужен ромб. Дело не в схеме, а в игроках. Под их подбирается стратегия.

— В чем разница в менталитете русских футболистов и легионеров?

— В любой стране люди различные. Скажем, в Германии вы встретите много футболистов, которые желают побеждать всегда — в любом матче либо тренировке. Но есть также ребята, которые задумываются, что на занятиях это не так уж важно. Либо выиграют один матч, гордятся им, запамятывая о следующем. То же самое у россиян — одни всегда голодны до побед, других требуется подстегивать. Но и с французами так же, и итальянцами, и португальцами, и всеми остальными.

— Жозе Моуринью как-то произнес, что ему необходимы ассистенты перед игрой, после нее, но во время матча все решения он принимает сам. А у вас как?

— Я не считаю, что могу быть спецом в любой области. Вот рядом со мной посиживает переводчик, он профессионал в своем деле, знает британский, португальский, я доверяю его возможностям на сто процентов. Сам так по-русски гласить не смогу. Мне нравится доверять спецам. К примеру, тренер по вратарям. Мы пропустили гол, но я же не стану ему гласить: «Какого… вы там работаете?» Он — профи в своем деле, он сам знает, в чем ошибка, и так же, как я, желает выиграть. Либо тренер по физподготовке. В понедельник, скажем, выходной, мы с ним планируем недельный цикл. Вторник — втягиваемся, игра на большом поле 10 на 10. Среда — повышаем нагрузки, уже игра четыре на четыре, интенсивность пошла. Далее уже подготовка к игре, подведение к свежести. Но если фитнес-тренер произнесет, что во вторник нужно пробежать не семь км, а шесть, то я ему доверяю. Он знает наши планы, философию и знает, какая конкретно нужна нагрузка. Хотя я, естественно, спрошу, почему 6 км, а не семь. Это тоже моя работа, я должен осознавать эти вещи, обучаться. Какие-то моменты ассистенты должны решать сами. Если после тренировки футболист подходит к фитнес-тренеру и спрашивает, стоит ли ему поработать в тренажерном зале, то не обязательно консультироваться со мной. Влад сам может решить этот вопрос. Точно так же я доверяю скауту. Мне нравится та команда профессионалов, которая у нас образовалась.

Все коллеги знают, что я честный

— О «Спартаке» молвят много. В частности, на прошедшей встрече президента РФС Александра Дюкова с представителями прессы дискуссировалось взаимодействие вашего клуба с «Химками». Скажем прямо: в российском футбольном союзе оценивают эту историю плохо. Не боитесь, что за вас могут взяться серьезно?

Газизов: — Я не знаю, кто раскачивает ситуацию, зачем это делается. У меня ночкой время от времени возникает время что-то почитать. Когда вижу полнейший абсурд многих людей, то думаю, что наконец всех можно пускать по ложному следу. Они сами сочиняют для себя истории, позже их распространяют. Это вещи, которые полностью невозможны. Я сам 1-ый за то, чтоб во всем разобраться. Почему кто-то имеет право что-то сказать, а это везде тиражируется? Я же не могу ответить, так как ради реакции «Спартака» это и делается. Реагировать нельзя, но есть органы, которые должны закрывать рот. Когда я читаю, что кто-то «Спартаку» что-то даст, то вы меня извините за выражение, но в нормальном месте за это что-то делают. Кто имеет право обижать «Уфу»? Либо «Химки»? Кто-то уже в чем-то разве уличен? Мы должны за это оправдываться что ли? Либо должны проиграть, чтоб говорили — да, там все чисто? Нужно разбираться — кому это нужно. Мои коллеги начинают гласить, что следует ограничить число арендуемых двумя-тремя футболистами из одной команды. Ставят подписи, но почему-то все это проходит мимо нас. Я говорю: «А почему вы мне-то не прислали? Я бы первый подписал. Вы меня издавна понимаете, мы дружим. Либо вы считаете, что я думаю как-то по другому?» А потом я понял — это «Спартак».

— Вы же понимаете, что на ближайшем собрании управляющих РПЛ все будут этим возмущаться.

— Я все понимаю. И первый скажу: давайте по-другому. Но как так — подписи собирают, а в «Спартак» эта бумага не приходит?

— Вы считаете, кто-то желает раскачать вашу лодку?

— Для меня очень принципиально сохранять единство. Когда я говорил, что мы одинаково мыслим с Тедеско — это не просто слова. Все заражены одной мыслью. Я это чувствую. Сейчас мы с Доменико сидим плечом к плечу — что-то меж нами проходит. И когда смотрю в глаза футболистов, то вижу — что-то мы можем. А люди вокруг ходят — что-то там постукивают. Кто-то рот открывает. Я за то, чтоб наказывать за слова. Но «Спартак» так велик, что на это внимания обращать не стоит.

— Но вы же осознаете, что основным тренером «Химок» становится человек из системы «Спартака». Авторитетные инсайдеры говорят, что в подмосковном клубе возможно окажется группа ваших футболистов. Потому не заводитесь, мы не можем об этом не спрашивать.

— Я завожусь из-за того, что оскорбляют клубы — «Химки», «Уфу», «Спартак». Кто-то желает сказать, что мы нечестные? Что я с кем-то буду договариваться? Пусть этот «кто-то» подойдет и скажет мне, что я нечестный человек. Все коллеги знают, что я честный. И все знают, что «Спартак» честен перед своими болельщиками на 100 процентов. Кто имеет право трогать клуб? Почему этих людей не затыкают?

— Первым противником массовых аренд именуют «Краснодар». Может быть, имеет смысл побеседовать с гендиректором «быков» Владимиром Хашигом?

— Еще раз повторю: дайте мне ту бумагу, я подпишу первым. Если большая часть клубов решат — так тому и быть. Но есть и такая история. Есть предложение на игрока, но мы думаем, что он будет резвее прогрессировать в другом клубе. Определенные структуры желают зарабатывать на этом, их не волнует развитие футболиста. Все они делают, чтоб загнать нас в рамки. Пробуют сделать не так, как необходимо «Спартаку», а как нужно им. Мы будем это поменять.

sport-express.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: